Zweelee
The act of observation changes the narrative
Дочитала "Клан Инугами" авторства Сейши Йокомидзо (Сэйси Ёкомидзо?), за который взялась по причине того, что в Холидей Стар была на него прямая отсылка. Теперь сцена с "Немо" стала намного понятнее! :D И, как я и предполагала, "я съел свои глаза" относилось не к "Клану", а к чему-то другому. Мне нравится теория, что это ссылка на миф об Эдипе, но я не уверена в правильности этой теории. Верибельно, да. Но чёрт его знает, в общем-то.



Насчёт самой книги - вполне понятно, почему это такой бестселлер, известный как на родине, так и за рубежом. Написано очень увлекательно, залипла даже я в период лютого горения другим тайтлом, а обычно в такие периоды все попытки вникнуть в какую-то новую траву заканчиваются очередным печальным дропом хорошей вещи. И весь этот пиздецовый и сложный кластерфак, который представляет собой история семейства, интересен тоже - хотя я не сказала бы, что стоит ждать какого-то особого психологизма или пятидесяти оттенков неоднозначности. По крайней мере, не в таком виде, в котором мы привыкли ожидать от современных тайтлов. На самом деле, меня даже поразило то, насколько прямо автор нам даёт понять, кому в этом деле стоит сочувствовать, а кто - злобный редиска, от которого ничего хорошего ждать не стоит. Одни герои невозмутимо сидят, красивые и величавые, с печатью благородства на лице, а лица других искажает ненависть, коже блестит от пота, голос противный, глаза бегают - вот это всё. Я всё думала, что может быть это как-нибудь потом в конце вывернется, и автор специально мутит это всё, чтобы обмануть ожидания - но нет. По няшкам изначально видно, что они няшки, и они остаются няшками до конца, а по злыдням видно, что они злыдни, и они и заканчивают книгу как злыдни.

При этом было забавно сравнить, насколько некоторые вещи воспринимались как нечто абсолютно чудовищное в те времена и в том обществе, и как смягчилось их восприятие теперь. Относительно посторонний человек внутри сюжета очень остро реагирует даже на слабые попытки высказать о возможном преступнике некоторые предположения и приходит в полный ужас, считая, что это всё слишком ужасно и бесчеловечно, чтобы быть правдой, и что в ту сторону даже думать страшно; а по нашим временем нормальное, естественное такое предположение, никакой особой стрёмности я не наблюла.
Короче, вот что с людьми массовые коммуникации, растрезванивающие на весь мир инфу о самых тяжких преступлениях и смакующие их подробности, делают. :D

I received another visit from a shareholder recommending an idea. You see, a long time ago, we received a similar visit recommending that we start a really Evil news network, but we honestly didn’t see the point. They already exist. Well this time, the shareholder asked us to start a news network that specializes in glorifying horrific acts of violence. We said, that also already exists. They said, “No, not like that. One that really can’t get over horrible, senseless acts of violence. Really digging deeply into the mind of the criminal, trying tease out exactly why they did what horrible senseless things they did.” We said that already exists. This particular shareholder continued, saying “No, not like that at all. A news network that will spend weeks and weeks pouring over every detail of the person’s life, from everyone who wronged them, to everyone who inspired them. Even reading whole passages from whatever manifesto or text that they left behind, just to really get off on how horrible it is.” We told them that such a news network already exists. This shareholder then began to sweat with frustration. “You just don’t understand!” they cried. “This is the sort of news network that will glorify any act of violence while they claim to be disgusted by it. They will tell anyone crazy enough to trade the lives of others for notoriety that such a trade can be made. They will encourage acts of violence. They will make them happen, and will make them worse! They will claim that have an ethical responsibility to share this information, when they’re only flogging their tragedy boner.” It was sad for us to say that, yes, this already exists. The shareholder was speechless with anger. Then, the shareholder calmed down. “Do we at least own that company?” We could only say, “maybe”.
(c)


Ещё один момент, касающийся смещения понятия того, что считать "чудовищным" и "отвратительным", вообще очень показателен. Собственно, изначально вся трагедия зародилась в том, что кое-что абсолютно нормальное, здоровое и никому не вредящее виделось обществом того времени как нечто совершенно непростительное и кошмарное, что-то, настолько неприемлемое, что люди себе переломали всю психику там, где могли бы жить совершенно счастливо и в согласии, и были вынуждены пуститься на адищевские ухищрения, чтобы всё это скрыть. Нормальный полиаморический тройничок был же! Счастливый, по согласию, все могли быть абсолютно довольны. Любили бы друг друга платонически и в меру желания и возможностей - физически, и всё было бы хорошо. Но вместо этого всем вовлечённым чувство вины и необходимость скрываться испортили жизнь биг тайм, а дальше насилие и пиздец пошли распространяться кругами, усиливаясь на каждом новом круге в разы.

Я не говорю, конечно, что прям общество всё виновато, а люди не при чём - нет, разумеется. И в самой книге есть прекрасное подтверждение того, что можно пережить пиздец, но не начать нести его другим людям; а то, что делали другие, было совершенно несоизмеримо с тем, как пострадали они сами,
причём несоизмеримо уже в обратную сторону. Но-о. Я думаю, насчёт практически любого человека можно сказать, что он начнёт творить жесть, если тем или иным образом сложатся обстоятельства. Только для одних нужно очень много пиздеца либо очень конкретные обстоятельства, а другого может подвигнуть на преступление малейшее неудобство. И вполне вероятно, что не сложись обстоятельства так плохо, потенциал к совершению плохих дел,
который был у убийцы, да и не только у убийцы, остался бы нереализованным. А так - одни сломанные судьбы повлекли за собой слом других судеб;
вкинуть туда ещё десяток несчастливых случайностей - и разразилась кровавая трагедия. Там, где её могло бы не быть.

Ещё кое-что интересное, что я заметила - это то, насколько личность детектива находится на периферии всего происходящего. Я как-то привыкла, что сюжет вращается вокруг ГГ, ведущего расследование, ГГ активно рыщет и распутывает, а в конце - спасает ситуацию, вовремя найдя преступника. А у некоторых современных авторов (нпрмр, Тана Френч) то, что творится в душе у человека, ведущего расследование, и его (или её) собственная история - вообще сюжетный стержень, а расследование вторично. Тут же, складывается ощущение, детектив 95% времени является не более чем свидетелем происходящему и активно в событиях практически никак не участвует; и влияет на ситуацию, если уж на то пошло, от силы пару раз в самом конце. И то, я даже не уверена, насколько существенно влияет, и так ли уж сильно поменялось бы течение событий, если бы он не додумался вот прям в тот конкретный момент до того, как дела обстояли на самом деле.


Я теперь думаю почитать другие книги серии. Русским читателям в этом плане очень повезло, потому что на английский этого автора переведена только одна книга, насколько я знаю - как раз "Клан Инугами". И ту не найти. А у нас есть аж четыре. Я вообще заметила, что с переводами с японского на русский примерно советского периода дело обстоит гораздо лучше, чем с аналогичными с японского на английский. Что в этом случае на русский гораздо больше переведено, что в случае Миядзавы Кенджи. И я думаю, это - не единичные случаи.

Жаль, что это, по всей видимости, проимелось.

@темы: книги