Zweelee
The act of observation changes the narrative
Нельзя мне три значимых тайтла в один день, я окончательно сон и покой потеряла. :facepalm:

Я не буду говорить тут ни о "Детях Гнева" этойсамойманги, ни о "Сторожевой Башне" Wolf 359, потому что для этого в днявочке уже не место, но поводу "Академии будущих злодеев" по-прежнему не могу молчать. :0

Кажется, это будет первый тайтл в формате интерактивного фикшена (а если считать и визуальные новеллы - второй), где я буду выковыривать из файла полный исходный код с текстом на все ответвления и варианты развития событий. :facepalm: Потому что мне очень хочется знать о мире и героях ВСЁ, что можно из канона о них узнать, а ещё - хочется посмотреть, как они будут реагировать на действия и слова ГГ, какие бы я никогда отыграть не отважилась - просто не смогла бы через себя переступить. Даже несмотря на то, что у меня вполне есть опыт смотрения на окружающую действительность с точки зрения личностей, чей характер, взгляды и жизненные ценности примерно прямо противоположны моим. Но таки нет. Некоторые моменты взглядом стороннего наблюдателя ещё будут выносимы, но при эмоциональном включении отыгрыша... нет. *передёрнуло*

Но это потом, а пока я перепройду её ещё несколько раз - такими личностями, которые потянуть буду в состоянии. В разворачивающихся событиях осталось ещё достаточно белых пятен, которые могут быть заполнены, если играть за ГГ определённого характера и взглядов. :0

Вообще, я очень ценю и считаю большой удачей такие прохождения в годных интерактивных новеллах, где бы ГГ, с которым я начинала сюжет, на протяжении его менялся как личность и приходил к чему-то другому; причём не потому, что у меня не получилось верибельно отыграть персонажа такого рода и я сползла на более усреднённые и "безопасные" реакции, что однозначно фейл и периодически случалось, - а вот именно потому, что ГГ пришлось столкнуться с чем-то, что заставило пересмотреть свои взгляды, придти к чему-то для себя новому; и вот эти новые взгляды, новые ценности, новые представления о том, что хорошо, а что плохо, что правильно, а что нет, и как надо поступать, а как не надо, - логично, закономерно и естественно проистекают из изначального характера ГГ и из новополученного опыта, и правдоподобно отражают то, как второе повлияло на первое.

Надо сказать, что в интерактивных новеллах CoG-овского типа такое происходит исключительно редко. Хотя бы потому, что очень сложно создать такую структуру сюжета и разветвлений, которая способна была бы позволить читателю верибельно воплотить в жизнь подобное. Потому что, с одной стороны, в тексте должно быть достаточно прописанных возможностей для различных выборов, чтобы у читателя не возникло слишком большого дисконнекта с нарративом по причине того, что в нём раз за разом не оказывается возможностей для выбора, который бы подошёл отыгрываемому им персонажу, а с другой стороны - действующие в сюжете другие герои должны действовать достаточно независимо и обладать достаточно сильной волей (и достаточно яркой, хм, самостью), чтобы действительно повлиять на мысли, взгляды и действия ГГ. А сюжетные события, через которые приходится пройти ГГ, и сюжетные откровения насчёт происходящего и самих ГГ должны быть достаточно значимыми и весомыми, чтобы заставить ГГ пересмотреть своё отношение к себе и окружающему миру. В итоге получается, что свободы отыгрыша не должно быть слишком много и не должно быть слишком мало. Рамки и давление всё время должны чувствоваться - но не настолько, чтобы совсем перекрывать для ГГ возможности свернуть с колеи. И, как я уже говорила, редко кому из авторов удаётся предоставить для читателя нужные средства.

Но вот тут удалось на отлично.

И как-то очень знаково получилось, что контрабандой, которую Иоланта в самом начале тайком пронесла в Академию, вместо того, чтобы избавиться от запретного материала ещё до сканирования, было сомнение. Причём сомнение в широком смысле, но в первую очередь - способность сомневаться в себе и своих собственных взглядах. Или пусть даже не в первую очередь - но наравне со способностью сомневаться в словах авторитетов.

По идее, захваченная ГГ снаружи запретная вещь, воспоминание или психическая особенность, если ГГ решает её всё-таки протащить внутрь тайком, практически ни на что не должна влиять - просто где-то в сюжете можно наткнуться на возможность ею воспользоваться.

Но для Иоланты сохранить за собой сомнение действительно оказалось очень символичным.

И ведь поначалу события развивались примерно так, как я и представляла, что они будут развиваться. Иоланта начала симпатизировать делу прогресса и пересмотра роли антагониста в нарративе, связалась с Кинистрой, которой начала сочувствовать после того, как Кинистра ей рассказала, что хочет пойти против законов нарратива, которые принуждают её быть не более чем объектом, а не действующим лицом - "жди, пока тебя выкрадут, потом жди, пока тебя спасут, и надейся на то, что общество и первых, и вторых окажется относительно выносимым". За то, чтобы это изменить, Иоланта могла и хотела бороться.

А потом...

Потом выплыл наружу секрет Кинистры. То, что она соврала, и её целью никогда не было противостоять своей судьбе вечно выкрадываемой принцессы. Что она - полноправный протагонист. Что её цель - вовсе не сломать рамки традиционного нарратива, а искоренить Академию, что более чем вписывается в типичную героическую роль. Да, методы Кинистры несколько отличаются от методов обычного протагониста, но... Но это совсем не то, за что Иоланта боролась. Совсем не то, чего она для Академии хотела.

И всё, разумеется, покатилось под откос.

А всё потому что ей не хватило сил, воли, самостоятельности, чтобы вовремя сказать "прости, но я не с вами". Осознать, что это совсем не то, что ей хочется на самом деле, что ситуация развивается куда-то не туда. Сперва она думала, что ещё обойдётся, и не хотела рвать отношения с Кинистрой, и обманывала себя, думая, что это ещё может пойти Академии на пользу и соответствует её видению правильного. Когда стало ясно, что процесс её усилиями уже запущен и вовсю грохочет вперёд по рельсам самостоятельно, и она больше не имеет никакого над ним контроля, наступило оцепенение. На тот момент в сюжете было более чем достаточно возможностей предать всю эту доверившуюся ей компашку и таким образом остановить - но Иоланта пока ещё не дошла до той точки. И вот это был для меня самый жуткий период в сюжете - когда понимаешь, что натворил что-то не то, хотя в своё время предполагал, что это должно будет обернуться чем-то хорошим; но теперь уже очевидно, что ты ошибался, и происходит какая-то хрень, которой ты не хочешь и которая тебе на самом деле совершенно не нравится - но ты по инерции продолжаешь в ней участвовать, потому что ты на это вроде как подписался, и потому что тут есть люди, которые от тебя вроде как зависят, и потому что на то, чтобы разорвать связь и активно бороться за то, что ты считаешь правильным теперь, тебе нужны силы и инициативность, а ничего этого нет, потому что тебя максимум хватает на то, чтобы не убиться в данной конкретной ситуации, где ты не способен контролировать уже практически ничего; и инициативность? какая инициативность? посмотрите, к чему привели прошлые решение, которые совершались в полной уверенности, что именно так и надо.

Но точка слома всё равно потом была, разумеется. Вот только стоила она гораздо больше, чем если бы Иоланта сказала "нет" вовремя и бросила Кинистру сразу, как только поняла, что она - не та, какой Иоланта её считала (и проблема не в том, что Кинистра ей врала, а в том, что человек, которым она оказалась на самом деле, имел совершенно другое мировоззрение, чем было изначально заявлено; и вот с личностью с такими взглядами и представлениями о том, что правильно, а что нет, Иоланта не пожелала бы иметь ничего общего, если бы уже не имела с ней отношений и совместного эмоционального багажа). К моменту, когда события приняли критический оборот, Иоланта уже была готова предать и Кинистру, и её движение, и вообще была готова уже практически на всё, что угодно - лишь бы остановить запущенную лавину и не позволить ей всё под собой погрести. Готова была связаться с кем угодно, даже с теми, кого изначально воспринимала как своих врагов - только потому что для них Кинистра и её компания тоже были врагами, и совместные усилия давали возможность положить их начинаниям конец.

И, что самое, пожалуй, стрёмное - если ещё пару месяцев назад по внутрисюжетному времени Иоланте противно было даже рассматривать мысль о том, чтобы поступить к кому-нибудь в подчинение, то к этому моменту она была готова уцепиться практически за кого угодно, кто был бы достаточно компетентен, чтобы разрулить образовавшийся mess. Кто взял бы на себя ответственность за вытаскивание ситуации из создавшегося - и во многом по её вине - пиздеца.

Из уверенного в себе и в своей компетентности, обладающего чувством собственного достоинства, чувствующего свою значимость и своё право решать человека эти месяцы жизни с последствиями своей ошибки, ощущение беспомощности, неспособности контролировать ситуацию, чувство вины - это всё заставило её настолько сомневаться в себе и своих силах, в своей способности принимать правильные решения и адекватно оценивать ситуацию, что она была готова спрятаться за любую фигуру, которую посчитает знающей, что делает, и работающей в интересах Академии в любой их форме.

Ближе к финалу были вообще уже совсем надрывающие душу метания в поисках способа исправить ситуацию - причём о каком-то прогрессе и пересмотре правил Академии уже особо и речи не шло, тут уж лишь бы сохранить её саму. Вот только предательство Главе одновременно не прокатило и вышло боком, и как-то всё стало совсем уж пиздец, и единственное, что мне не хватило в сюжете на тот момент - это возможности перейти к фракции профессора Мортвейна, узнать, что собирается делать в сложившейся ситуации он, и всячески содействовать его планам. Потому что ну каг бэ блять. Может быть, он тоже не тот, за кого себя выдавал - причём, именно в смысле "работает по направлению к совсем другой цели, чем та, которую заявлял изначально, и которую Иоланта более чем могла разделить". Но всё было как-то настолько плохо, что хотелось уцепиться даже за призрачный шанс того, что он говорил правду, и что знает, что делает.

...А в финале всё даже вполне вырулилось. На интересы матери и её бывшего наставника пришлось забить вообще и даже не копать в ту сторону, потому что ну серьёзно, НЕ ДО ТОГО, и даже не до экзистенциальных кризисов после того, как Иоланта узнала тайну своего происхождения. А остальное... После переговоров трёх фракций даже удалось выйти на некий компромисс.

Но если бы Иоланта попребывала в оцепенении ещё немного и по инерции пошла по ошибочному для себя пути до конца - всё могло бы закончиться совсем иначе. Ещё бы чуть-чуть - и её жизнь была бы разрушена окончательно. Причём для кого-то иного это было бы не разрушение, а освобождение и шанс на нечто новое и прекрасное, - но для этого надо было быть совсем другим человеком.

Крче, занимательный и познавательный был опыт. :0

Ну и вообще, это второе прохождение мне очень многое дало для понимания ситуации и отдельных героев. Как я уже говорила, белых пятен ещё много, и мне до сих пор непонятно, что произошло за кулисами всего происходящего между Аурионом и Филом, что первый объявил второго своим лейтенантом на праздничном вечере - на вот этом моменте дружно офигели и я, и Иоланта, потому что реально ВНЕЗАПНЫЙ ПОВОРОТ, что вообще у этих двоих общего и что задумал Аурион, если учесть, что Фил по итогам первого семестра его раздражал, да так, что аж челюсть сводило ( :lol: ) - а уже ближе к финалу Фил обнаружился во фракции профессора Мортвейна, а Аурион, что ожидаемо, пробился в делегацию со стороны Главы Академии.

А ещё я теперь ещё больше уверена в своей теории, что изначально Аурион должен был в своём нарративе играть роль протагониста. О_о Я вот до этого не слишком обращала внимание на сцену в самом-самом начале, когда ГГ впервые видит Ауриона в очереди на сканирование и ещё не знает, кто это такой. А сейчас перечитала снова, внимательно. И вот хм. В чём она состоит? К Ауриону, всё ещё стоящему в очереди и ещё не дошедшему до официальной точки сканирования и проверки, подходят из администрации и что-то ему начинают предъявлять. Аурион говорит о том, что "но заявление же прошло!.." и явно находится в состоянии, близкому к панике, хотя и пытается хорохориться и не подавать виду. Ему отвечают в духе "если всё действительно так, как ты написал, то тебе не о чем беспокоиться". И его, судя по всему - ГГ уже не видно, потому подходит ех очередь на сканирование - куда-то уводят. Напоминаю - прямо из очереди.

Сцена очень втфшная и непонятная, но если предположить, что Аурион действительно изначально был протагонистом - то всё становится на свои места. Переход на "тёмную сторону" не запрещён правилами, насколько я понимаю - и поэтому, видимо, как раз и прозвучало, что "не о чем беспокоиться, если всё действительно так". Но подозрительных кандидатов не могут не проверять - вдруг они только делают вид, что решили отныне злодействовать, а на самом деле собираются подорвать деятельности Академии изнутри?..

Так что, я полагаю, Ауриона утащили доказывать, что он действительно всерьёз собирается стать злодеем, а не белая овечка в волчьей шкуре. :0 Как бы это ни выглядело. (И если честно, мне не по себе от мыслей, в чём такая проверка могла заключаться).

И что ещё любопытное и, если так вдуматься и если я права, весьма ироничное и тленноватое, - то, что сколько бы Аурион ни старался, сколько бы ни выкладывался, сколько бы ни пытался сделать себя сам - настоящего труЪ злобного злодея из него всё равно не очень вышло. Вот реально, за весь учебный год сколько действительно подлых, злодейских и вредящих людям поступков он совершил? У него была возможность столкнуть в яму в лавовыми кальмарами ГГ - но он не стал. У него была возможность добыть деньги какими-нибудь стрёмными средствами - но он пошёл на честную сделку с драконами, которая грозила для него не слишком приятными последствиями. Когда он устраивает переворот на балу, чтобы захватить роль Тирана - это происходит совершенно бескровно, больше за счёт блефа, чем реального ущерба кому-либо. Его метод сдачи экзаменов? Выучить материал лучше, чем знают сами преподаватели.

И если идти по линии защиты традиционных понятий о зле и состоять с Аурионом в кисмезисных отношениях - когда тот бросается в конце обниматься и уже знает, что собирается предать, потому что именно так должно поступать со своим немезисом... как он это делает? Как положено злодею, подло и эффективно? Воткнув, например, в спину нож? Воспользовавшись "слабостью" противника - тем, что тот этого не ждал, что подпустил к себе на расстояние тычка ножом?

Если бы так сделали по отношению к Ауриону, он бы только проникся ещё большим уважением - как демонстрировал до этого не раз.

Но сам он вместо этого честно объявляет, что сейчас собирается предать и забрать всю славу и профит за победу себе.

Чем, кагбэ, сводит само понятие "предательства" практически на нет. И сильно подрывает свои шансы на успех.

Столько сил положить на то, чтобы быть кем-то противоположным понятию "герой", чтобы стать злом в его традиционном понимании - а в итоге изменения получились всё равно больше косметические. И перебороть свою природу не удалось.

Этот сложный случай, когда прямо даже не знаешь, печалиться по этому поводу или радоваться. :lol:

@темы: диванная аналитика, СПГС, interactive fiction, Choice of Games, Academy for Future Villains, полотнище